Главное меню
Двойная связка Раху - Кету или доказательство от противного
  • Категория:
  • Рейтинг:
    3.3/3
   Одно из величайших средств манипулирования сознанием - это перевернуть образ ситуации на 180 градусов. Если мы ориентируемся в пространстве благодаря четырем сторонам света и точкой отсчета здесь выступает восход Солнца, то линия времени или судьбы располагается под влиянием этих теневых планет - Раху и Кету. Другой ориентир - магнитный полюса Земли, под влиянием силовых линий которых, стрелка компаса всегда нацелена на Север. Подобно этому Лунные узлы всегда направляют линии судьбы, движения подсознания из прошлого в будущее. На уровне разума это выглядит как стремление достичь результата (Раху - будущее), и ощущение своих "корней" , прошлого (Кету). На уровне эмоций - "зацикленность" на какой-то определенной теме, качестве, упрямство которое непонятным образом проявлено только в какой-то отдельной сфере. 
В Ведической мифологии они считаются воплощением асурического, демонического характера, способными "отравлять" существование.
И действительно, если понаблюдать за теми случаями, когда активизируются эти точки в гороскопе, всегда можно заметить некое навязчивое влияние, которые буквально затягивает в какие-то обстоятельства, среду где проявляются качества и характер свойственные направлению развития данной личности. При этом создается особого рода иллюзия, которая существует только присуща только этому, отдельно взятому индивидууму.
На этот счет можно вспомнить фильм полный первозданного юмора - "Наверное боги сошли с ума." Сюжет его незатейлив и построен на реалиях жизни в глубинке Африки, где люди по прежнему живут племенами и которым не знакомо понятие частной собственности. Так вот в этом фильме есть незабываемая сцена, когда "цивилизованный" человек поздно ночью идет по поселку, и у него есть неотлагательная потребность посетить туалет. И вот он видит надпись над одним домиком "TOiLET" и с радостным вздохом устремляется туда, проходит какой-то коридорчик и находит долгожданный унитаз. Сделав свое дело он дергает веревочку слива, но это оказывается выключатель света. И он обнаруживает себя посреди жилой комнаты, где спит большое почтенное семейство, которое с удивлением смотрит на чужака сидящего на кухонном котле. Немая сцена. Побег. В дополнение - букву "I" в слове "TO Let - аренда" создала сороконожка, сидящая на плакате.  

Такова непостижимая природа иллюзии, которая заставляет нас двигаться в определенном направлении, движимых когда амбициями, когда надеждами, но практически всегда находящихся в заблуждении относительно своей настоящей цели. Потому как если нет иллюзии, то и не существует мотивации для ума. Мы просто должны убедить свой ум, создать какие-то доводы, чтобы убедить себя и окружающих в своей "нормальности". Но весь интерес ситуации в том, что эти самые "полюса относительной реальности" разные у большинства людей. Вдобавок они движутся со скоростью примерно один зодиакальный знак за 1,5 - 2 года. То есть полностью меняется текущая картина и настроение жизни, преподнося нам все новые и новые психологические опыты.

Примеры из книги Р.Коннора - Метода НЛП высшего уровня.

Мое первое отчетливое воспоминание о намеренном применении двойной связки относится к раннему детству. Однажды зимой, когда температура была ниже нуля градусов, мой отец вывел теленка из хлева к поилке. Когда тот напился, они повернули назад к хлеву, но при входе теленок уперся ногами. И несмотря на отчаянные усилия отца, тянувшего за веревку, он не мог сдвинуть теленка с места. Я был на улице, играл в снежки и вовсю смеялся, увидев происходящее. Тогда отец предложил мне самому попробовать втащить теленка в хлев. Поняв ситуацию как бессмысленное упрямство теленка, я решил дать ему полную возможность сопротивляться, поскольку он этого, по-видимому, хотел. Соответственно, я предложил теленку двойную связку, схватив его за хвост и принявшись оттаскивать его от хлева, в то время как отец продолжал тянуть его внутрь. Теленок быстро сделал выбор: он стал сопротивляться более слабой из двух сил, и втащил меня в хлев.
 Когда я подрос, я стал применять двойную связку отца, с ее выбором вариантов, к моим ничего не подозревавшим братьям и сестрам, чтобы они помогали мне на ферме в разных хозяйственных делах. В школе я использовал тот же подход, тщательно разработав порядок выполнения домашних заданий. Я наложил двойную связку на самого себя, решив сначала делать задание по бухгалтерии (которая мне не нравилась), а потом, в виде вознаграждения, по геометрии (которую я любил). Я предоставлял себе вознаграждение, но двойная связка была устроена так, чтобы выполнить все задания.
 В колледже я все больше интересовался двойной связкой, как мотивирующей силой для себя и для других. Я начал экспериментировать, предлагая товарищам по классу выполнить сразу две задачи – каждую из которых в отдельности, как я знал, они бы отвергли. Но если я предлагал их таким образом, что отказ от одной из них зависел от выполнения другой, то их можно было побудить выполнить ту или другую.
 Затем я принялся читать автобиографии множества людей и обнаружил, что этот способ управлять поведением стар, как мир. Этот вид психологического знания был, собственно, общим достоянием, и никто не мог претендовать на его открытие. Попутно, с развитием моего интереса к гипнозу, я начал понимать, что двойную связку можно использовать многими разными способами. В гипнозе двойная связка может быть прямой, непрямой, очевидной, неясной, или даже незаметной.
 Я обнаружил, что двойная связка – это сильное орудие, но обоюдоострое, и потому опасное. В отрицательных, навязанных или конкурентных ситуациях двойная связка приводит к печальным результатам. Например, в детстве я знал, в каких местах лучше росли ягоды. Я предлагал товарищам показать эти места при условии, что получу все, что наберу сам, и половину того, что наберут они. Они охотно принимали эти условия, но потом очень досадовали, увидев, как много досталось мне. В колледже я интересовался дискуссиями, но когда я пытался применить двойную связку, то всегда проигрывал. После дискуссии судьи каждый раз подходили ко мне и говорили, что в действительности я победил, но вызвал у них такую враждебность, что они не могли помешать себе проголосовать против меня.

Я не очень скоро понял, что если двойная связка используется для получения личного преимущества, то она приводит к плохим результатам. Но когда двойная связка применялась в интересах другого лица, она могла доставить прочное благо
Лал, которому было около восьми лет, по-видимому, много размышлял о том, что такое власть, господство, сила, действительность и безопасность – у него были серьезные вопросы. Во всяком случае, незадолго до ужина он подошел к отцу и сказал в вопросительном тоне:
 «Учителя всегда говорят маленьким детям, что они должны делать?»
 В ответ последовало
 «Да?»
 тоже в вопросительном тоне. Лал продолжал:
 «А папы и мама всегда, всегда говорят маленьким детям, что они должны делать?»
 На это последовало в ответ еще одно вопросительное утверждение. Затем Лал сказал:
 «И они заставляют маленьких детей делать, что они говорят?»
 И ответом на это тоже было вопросительное согласие.
 Тогда, став в решительную позу с расставленными ногами, Лал проговорил сквозь зубы:
 «Ну, так вот, вы не можете меня заставить что-нибудь сделать, а чтобы показать вам это, я не буду есть обед, и вы меня не заставите».
 Я ответил, что его предложение дает разумный способ установить некоторые факты, но можно было бы проверить это столь же надежно, если бы он заявил, что его нельзя заставить выпить стакан молока. Я объяснил ему, что он может таким образом съесть обед и не ходить голодным, и в то же время как следует проверить, можно ли заставить его выпить молоко, или нет.
 Обдумав это, Лал согласился, но снова заявил, что если я хоть сколько-нибудь сомневаюсь в его решимости, то он будет придерживаться своего первого намерения. Я заверил его, что стакан молока, очень большой стакан, составит вполне достаточную проверку.
 После этого я поставил посреди стола, на виду у всех, большой стакан, полный молока, и в то время как я объяснял предложенное испытание силы воли, обед был с удовольствием съеден.
 Вопрос был изложен тщательным образом, причем каждое сделанное мною утверждение предлагалось на рассмотрение мальчика, который мог принять его или отвергнуть, так что не осталось никакой опасности недоразумения. В конце концов было достигнуто соглашение, что вопрос будет решен с помощью стакана молока, причем его, Лала, утверждение, что я не мог бы заставить его выпить молоко, означает, что он не обязан делать с молоком ничего, что я ему скажу. Я же сказал, в свою очередь, что могу заставить Лала делать с молоком все, чего захочу, а некоторые вещи могу заставить его делать много раз.
 Достигнув полного согласия, мы решили начать состязание, и я скомандовал:
 «Лал, выпей это молоко».
 На что последовал спокойный ответ:
 «Я не обязан это делать, и ты не можешь меня заставить».
 Этот обмен заявлениями повторился несколько раз. Затем я попросту сказал:
 «Лал, вылей это молоко».
 Он удивленно посмотрел на меня, а когда я напомнил ему, что он должен делать с молоком все, что я скажу, он покачал головой и заявил:
 «Нет, я не обязан».
 Этот обмен заявлениями тоже повторился несколько раз, и каждый раз я получал тот же твердый отказ.
 Затем я сказал Лалу бросить стакан с молоком на пол, чтобы стакан разбился, а молоко пролилось. Он мрачно отказался.
 Я снова напомнил ему, что он должен делать с молоком все, что я ему скажу, за чем последовало строгое требование:
 «Не бери этот стакан молока».
 Немножко подумав, он вызывающе поднял стакан. Затем сразу же последовал приказ:
 «Не ставь стакан на стол».
 Эти два приказа были повторены много раз, каждый раз вызывая то же демонстративное непослушание.
 После этого, подойдя к висящей на стене доске, я написал: «Подними стакан с молоком» и «Поставь стакан с молоком». Я объяснил, что буду делать отметку каждый раз, когда Лал сделал что-нибудь, как ему сказано. Я напомнил, что уже несколько раз велел ему сделать то и другое, и что я буду теперь делать отметку мелом каждый раз, когда он сделает одну из двух вещей, приказанных ему раньше.
 Лал слушал меня внимательно, с видимым отчаянием.
 Затем я сказал:
 «Лал, не поднимай стакан»,
 и когда он сделал обратное, я провел черту под надписью «Подними стакан». Потом я сказал:
 «Лал, не опускай стакан»,
 а когда он опустил его, провел черту под надписью «Поставь стакан». После нескольких повторений этой процедуры, во время которой Лал следил, как возрастает число отметок под каждой из надписей, я написал на доске: «Выпей молоко» и «Не пей молока», объяснив, что теперь будет отмечаться выполнение этих новых команд.
 Лал слушал внимательно, но с выражением возрастающей безнадежности.
 Я мягко сказал ему:
 «Не пей молока».
 Он медленно поднес стакан к губам, но прежде чем он успел отпить из него, последовала команда:
 «Выпей молоко».
 Он с облегчением опустил стакан. После этого было сделано две отметки, одна под надписью «Поставь стакан с молоком», другая под надписью «Не пей молока».
 После нескольких повторений этого, я скомандовал Лалу не держать стакан с молоком над головой, а вылить его на пол. Он поднял стакан, медленно и осторожно, на высоту вытянутой руки над головой. Тут он сразу же получил указание не держать его таким образом. Затем я пошел в другую комнату, вернулся оттуда с книгой и с другим стаканом молока и заметил:
 «Мне кажется, все это глупое занятие. Не ставь молоко на стол».
 Со вздохом облегчения Лал поставил стакан на стол, посмотрел на сделанные на доске отметки, снова вздохнул и сказал:
 «Давай перестанем, папа».
 «Конечно, Лал»,
 сказал я,
 «Это глупая игра, на самом деле неинтересная, и если у нас в другой раз выйдет спор, мы поговорим о чем-нибудь действительно важном, что стоило бы обдумать и обсудить».
 Лал кивнул в знак согласия.
 Тогда я подобрал свою книгу, выпил мой стакан молока и приготовился выйти из комнаты. Глядя на меня, Лал молча взял свой стакан и выпил молоко.
 Действительность, безопасность, определение границ и ограничений – все это важные вещи в расширении понимания, происходящем у ребенка. У него непреодолимая потребность проявлять инициативу, определяя собственную личность и личность другого. Лал, чувствуя себя личностью и уважая в себе личность – притом разумную личность – бросил вызов оппоненту, которого считал достойным этого, и который продемонстрировал, к пользе Лала, что он уверенно принимает вызов.
 Сражение велось из-за принципа, который один из спорщиков высоко ценил, а другой спорщик, относясь к мнению первого с полным уважением, считал ошибочным. Это не было мелкое столкновение двух лиц, боровшихся за доминирование. Определялась ценность некоторого принципа. Были установлены разделительные линии, были достигнуты соглашения, и были брошены в борьбу силы, чтобы выяснить вопрос, признанный в конце концов обеими сторонами ошибочным и неважным для будущего.
 С тех пор прошло более 20 лет, и у Лала есть теперь собственные дети. Описанное выше переживание он вспоминает с удовольствием, с восторгом и, сверх того, с огромным личным удовлетворением. Он говорит:
 «В этом случае я в самом деле многому научился и это почувствовал. Мне не нравилось то, чему я учился, но я был ужасно рад, что учился этому. Это просто дало мне ощущение хорошего самочувствия, как это бывает у маленьких детей. Я хотел бы даже выразить это, как маленький ребенок».




Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.